Саткинский рабочий
Новости Сатки и Саткинского района
Вторник, 28 Август 2018 10:47
  • 16+

ИНТЕРВЬЮ: Начинающий режиссёр из Сатки - о том, как снимается кино

Автор 
Оцените материал
(1 Голосовать)
Алёна Пастухова (с тарелкой в руках) и съёмочная группа фильма. Алёна Пастухова (с тарелкой в руках) и съёмочная группа фильма.

Вчера, 27 августа, был День российского кино. Да, в Сатку сейчас не приезжают снимать фильмы, как это случалось в советские годы. Однако свои первые шаги в современной индустрии кино делают две наши землячки – продюсер Екатерина Трусова и режиссер Алёна Пастухова, обе студентки пятого курса Челябинского института культуры.

Новости о деятельности Екатерины мы публикуем довольно часто, поэтому в этот раз решили уделить Алёне Пастуховой. В беседе она рассказала нам о процессе создания фильмов, кинематографических традициях и создании своей дебютной социально-психологической короткометражной драмы «Тихое несогласие».

Её премьера состоялась в апреле этого года на II кинофестивале «Человечное кино». Там работу нашей землячки заметили и отобрали для участия в одном из престижных фестивалей страны – «Киношоке», который пройдет в Анапе 2-9 сентября. Фильм «Тихое несогласие» Алёны Пастуховой, а также работы её однокурсников «Крестик» и «Моими глазами» включены в число 23 короткометражных картин фестиваля. Жюри этого смотра возглавит Александр Галибин. Стоит отметить, что фестиваль «Киношок» включает пять конкурсов: полнометражных, короткометражных, документальных, телевизионных и детских фильмов. В этом году будет показано около 70 кинокартин.

– Алёна, как создается кино?

– Процесс создания фильма делится на три периода. Первый – предпродакшн (англ. "pre-production"), где идёт подготовка к съёмкам фильма: написание сценария, формирование съёмочной группы, режиссёрская, операторская и другие разработки, рисование раскадровки, актёрский кастинг, кинопробы, репетиции, поиск локаций (мест съёмки). Второй – продакшн (англ. "production") – это непосредственно работа на съёмочной площадке. Съёмки могут проходить павильоне, в любом интерьере, или на натуре (природе). Здесь под руководством режиссёра задействованы следующие творческие кадры: второй режиссёр, оператор, звукооператор, художник-постановщик (отвечает за художественное оформление и содержание кадра), гафер отвечает за осветительное оборудование, помогает оператору создавать световые композиции в кадре, человек-«хлопушка». Ещё на площадке присутствует гримёр, конечно же, актёры, линейный продюсер или администратор на площадке (оформляет необходимые бумаги, заключает договоры, следит за «таймингом» смены). Это творческий минимум, нужный для того, чтобы работа над фильмом проходила на профессиональном уровне. И чем крупнее, сложнее проект, тем больше ассистентов необходимо отдельному «со-творцу» фильма. Заключительный этап – постпродакшн (англ. "post-production"). Это процесс монтажа, цветокоррекции, сведения звука, переозвучивание актеров как своих реплик, так и озвучивание актера другим актёром (если нужно). Режиссёр монтажа – специалист, который отвечает за грамотно, гармонично и/или наоборот дерзко, «клипово» показанную историю, финальный вариант он согласует с режиссером. Фильм может монтировать и режиссёр, если проект малобюджетный или он сам считает нужным сделать это. Я считаю, пока ты учишься, желательно самому как можно больше практиковаться в монтаже, чтобы приучать себя мыслить монтажно. А это помогает обходиться без раскадровки в принципе или действовать в непредвиденных ситуациях, когда приходится менять мизансцену, место съёмки и прочее. Но на этапе монтажа лучше показывать фильм специалисту в этом деле, да и самому отдыхать от своего «детища», чтобы вернуться к нему и свежим взглядом оценить проект.

– Наверное, самый далёкий от мира кино человек знает, что хлопушка незаменима на съёмках. А для чего она нужна?

– Человек с хлопушкой следит за периодичностью дублей, кадров, сцен. Хлопать нужно для того, чтобы на монтаже по хлопку сводить видео и записанный звук, речь актёров.

– В кино ведь есть свои мифы. Например, если это режиссёр – то обязательно мужчина, который носит длинный шарф, много курит, не вставая с кресла, командует всеми. Так ли это в реальности?

– Сейчас в киноиндустрии всё больше женщин-режиссеров, курить – дело вкуса и здоровья, аксессуары – тоже дело вкуса, ну а что касается кресла, то во время съемок посидеть хоть на краешке табурета, на полу – не всегда удаётся. Особенно если очень эмоциональная сцена. Как по себе чувствую – ты стоишь «над» актёрами, как дирижёр над оркестром, и пока они играют «музыку», ты мысленно сосредотачиваешься на их действии, будто в руках держишь нужную атмосферу, и забываешь дышать, чтобы не нарушить баланс.

– Как возникла идея твоего фильма «Тихое несогласие»?

– Всё началось с того, что на третьем курсе в качестве упражнения нам дали задание написать сценарий для короткометражного фильма. Один из критериев востребованности художественного произведения – это актуальность. Так, я стала читать новости в Интернете. Одним из самых грустных, неоднозначных событий было самоубийство псковских подростков – девушки и парня, которые сбежали из дома, по официальной версии, из-за проблем с родителями. На тот момент это было не первое сообщение о суициде юных ребят, так эта информационная «волна» меня накрыла с головой, и я решила, что нужно обратить внимание общества на проблемы подростков. Ключевая проблема – в отсутствии взаимопонимания детей и взрослых. В переходном возрасте любые проблемы воспринимаются очень остро, подавленное настроение кажется приговором на всю жизнь, по-настоящему чувствуешь одиночество – выходишь из детства, но ещё не обретаешь более-менее устойчивой картины мира; и не можешь выразить все чувства, переполняющие тебя, а ещё грустнее, что ты боишься о них рассказать или некому «исповедаться». В итоге я написала за полночи «сценарий» (громко сказано, на мой взгляд, поскольку построение серьёзной драматургии требует большей работы).

– И как же из «упражнения» вырос полноценный короткометражный фильм?

- В прошлом году наша кафедра режиссуры и её заведующий Николай Тележников организовали кинофестиваль «Человечное кино». Одним из мероприятий программы был питчинг, на котором была возможность представить комиссии – людям из сферы кино – свой проект на стадии разработки сценария и получить финансовую или техническую поддержку на реализацию проекта. Это если твою идею и её формат оценят – всех подряд не поддерживают. Наш преподаватель предложила нам, студентам, поучаствовать в питчинге с нашими сценариями. Я не надеялась на успех, решила просто получить опыт презентации проекта. В итоге представители Свердловской киностудии оценили актуальность и выполнимость (это реально сделать за небольшой бюджет) моей идеи, и оказали мне техническую поддержку. Так, я стала еще и режиссёром, а после и монтажёром своего дебютного короткометражного фильма.

– Ты взяла непростую тему. Как создавался сценарий?

– Сценарий тяжело давался, поскольку опыта мало, да и не моя это специальность, хотя законы драматургии мне, как режиссёру, известны. За помощью в написании, анализе сценария обращалась, но получала разные советы, начиная от «всё хорошо, приступай к съёмкам», продолжая «вот это и это надо доработать», заканчивая «не снимай, это провальный фильм». Тут я осознала в очередной раз, что режиссёру надо чётко понимать, о чём он хочет рассказать, зачем и как. И слышать себя, прислушиваться к тем профессионалам, которым доверяешь. Главной задачей я себе ставила передать в фильме эмоциональное состояние героев-подростков – это потерянность, пустота, страх, ощущение силы, которая толкает к краю пропасти, одиночество каждого, несмотря на любовь друг к другу.

– Как ты подбирала актёров и работала с ними?

– Из актёрского состава – девушка, парень, отчим девушки – не актёры, а просто артистичные, талантливые люди, мать девушки – актриса театра драмы им. Н. Орлова Анастасия Пузырёва – тоже талантливо справилась со своей ролью в кино, ведь специфика игры на сцене отличается от существования актёра в кадре. Кастинг длился в общей сложности четыре месяца, за который у меня успели поменяться герои девушки-подростка, ее матери и отчима. Мы по два раза в неделю собирались на репетицию, где адаптировали роль под каждого, кстати, характер героя парня я с «нерешительного» изменила на «волевого», которого исполнил Алексей Воинов, теперь выпускник школы. После этого проекта Лёшу пригласили на съемки в другой фильм, а сейчас он в содружестве с оператором из Екатеринбурга занимаются съёмками клипов. Говорит, с детства мечтал стать режиссёром. Антонина Сальникова, исполнительница главной роли, в жизни позитивная, жизнерадостная девушка из хорошей семьи, по актёрской задаче должна была переживать депрессию и нёлегкие отношения с родителями. С ней мы активно использовали метод внутреннего монолога – я попросила вспомнить обиды на своих родителей и прокручивать это в голове, также я со стороны наговаривала ей определённые чувства, настроения, и она погружалась в эти состояния. Так я добивались органики – естественности игры актёров. И конечно, мы притирались, открывались друг перед другом, поскольку атмосфера доверия очень важна на съёмочной площадке вообще и между актёрами, тем более в работе над откровенными сценами.

– Расскажи о команде, которая создавала «Тихое несогласие».

- В качестве оператора я пригласила Альфреда Марванова, выпускника кафедры операторского мастерства в РГППУ в Екатеринбурге. Альфред привлёк на наш проект своих коллег: талантливого оператора Ивана Кочубеева в качестве гафера (осветителя), Веру Гончарову. в качестве помощника режиссёра, звукооператора и звукорежиссёра Максима Бурундукова. Линейным продюсером был мой коллега с курса продюсирования Виктор Михайлов. Художник-постановщик – Катерина Суханова, выпускница ЧГИК факультета ДПИ. И очень важным кадром в нашей команде был повар! За сытость отвечал мой друг и одноклассник из Сатки Денис Мухамадиев.

– В реальности псковские подростки вели трансляции в соцсети. Как вы добивались этого эффекта для фильма?

– Ребята снимали себя на видео с айфона, в это время их снимала камера. При этом оператор и ребята должны были двигаться по определённой траектории, чтобы оператор не попал в «трансляцию». Потом инстаграмную графику делала моя одонгруппница, коллега Екатерина Овчинникова.

– Случались ли экстремальные ситуации на съемках?

– Да. Коттедж для съёмок мы с продюсером выбирали долго. Остановились на двухэтажном доме, разделённом на две половины в Коркино. Мы были убеждены, что договорились на половину, которая нам больше понравилась, однако в день съёмок выяснилось, что она занята, и хозяин из расчёта большой группы предложил нам менее привлекательное место с большим количеством лежанок. Мы пытались договориться с «соседом» обменяться половинами дома, но он был не в духе, немного пьян и сначала даже выталкивал нас с порога. Как выяснилось, он бизнесмен и прятался от каких-то «братков» в доме. Мы уже начали шутить, что параллельно с художественным фильмом снимем штурм дома бандитами во время съёмок фильма. Трагично получилось бы, вместе с бизнесменом пострадали студенты-киношники, а выжившие предоставили бы эксклюзивный видеоматиериал. Но всё обошлось. Мы остались на своём законном месте, и это даже лучше – ведь обстановка болезненно-жёлтого цвета, запустения как нельзя лучше сработала на атмосферу фильма. Фильм сняли за сутки, почти ровно. В режиме нон-стоп снимали, потом танцевали под под цветомузыку из фильма, потом снова снимали, а там и солнце взошло. Собрались, разбили тарелку с нашими подписями. По киношной традиции тарелку на счастье бьют перед съёмками, но нам не до этого было. Каждый член группы забирает себе осколок, и когда работа над фильмом завершается, все должны сложить свои частички в единое целое. Мы не сложили, но фильм от этого не пострадал. Вот так прошло наше «киноприключение».

Анна ГОЛЕНКО.

Фото из личного архива Алены ПАСТУХОВОЙ.

Похожие материалы (по тегу)

Добавить комментарий

Нажимая кнопку "отправить" вы даете СОГЛАСИЕ НА ОБРАБОТКУ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ


Защитный код
Обновить